Пауэрлифтинг и жим лёжа в Украине / POWERLIFTING.IN.UA - Connecting powerlifters) Проект я люблю пауэрлифтинг - Я ♥ ПАУЭРЛИФТИНГ"

Андрей Беляев. Выстоять, несмотря ни на что. (Железный мир 02.2006)

 


Андрей Беляев

На чемпионате России по пауэрлифтингу среди мужчин, который проходил в этом году в столице Республики Башкортостан Уфе, в весовой категории до 90 кг блистательно выступил двадцатитрехлетний Андрей Беляев из Кировской области. Он не просто стал первым среди лучших спортсменов в данной весовой категории, но и установил 3 рекорда России: один — в жиме лежа и два — в сумме троеборья. Андрей, выступавший после длительного перерыва, на мой вопрос, какие чувства он испытывал, когда стоял на пьедестале почета, ответил:

«Воспринимал это, как должное. У меня почему-то всегда в ходе соревнований присутствует какой-то страх, настороженность, а когда выигрываю, все это пропадает, но наваливается просто дикая усталость от всех тех нагрузок, которые длились 3-4 месяца. Поэтому, наверное, я и воспринимаю победу, как нечто должное, заслуженное. Радовался я только один раз — на первом моем чемпионате мира среди взрослых в 2003 году. Но после того, как я узнал, что меня дисквалифицировали, радость сменилась таким огорчением и разочарованием, что тот чемпионат мира мне запомнится на всю жизнь. Я очень сильно переживал, так сильно, что это казалось для меня трагедией. Ребята, которые пережили подобное, должны меня понять. Я считаю, что лучше сильно не радоваться, чтобы не сглазить. Да и многие соревнования еще впереди, а соперники всегда сильные. Радоваться буду, когда добьюсь на помосте самого главного. Я всегда мечтал стать заслуженным мастером спорта. Когда я выиграл первый свой чемпионат мира, думал, что я — почти ЗМС, только документы осталось отправить, но все получилось не так, и теперь приходится начинать все сначала».

А как тебя будут встречать в родном городе после такого успешного выступления? Ждешь оваций, приятных встреч с друзьями, с журналистами?

Что Вы! Какие встречи! Я Вам честно скажу, когда приезжаешь с соревнований и заходишь к нам в родной вроде бы спорткомитет, там никто даже не поздравит, а когда уезжаешь, никто не пожелает удачи. Единственное место, где нам, спортсменам, рады — это детская спортивная школа «Спартак», которая старается финансировать наши поездки. Они и поздравят и поддержат. А в спорткомитете смотрят на тебя, как будто ты им что-то должен. Вот один из конкретных примеров. В 2005 году, когда я приехал с «золотом» чемпионата мира по жиму лежа, спорткомитету приказали оплатить нам дорогу, хотя бы частично. Бухгалтеру дали указание составить смету где-то на 25 тысяч рублей. Когда она посчитала, откинув при этом затраты на допинг-контроль и кое-что еще, у нее получилось около 33 тысяч рублей, и она так возмутилась, как будто должна была выплатить эти деньги из своего собственного кармана. А когда директор все же приказал оплатить всю сумму, она сказала: «А что, у нас праздник какой-то, что ли?» Обидно как-то. Для меня победа — праздник, а для бухгалтера нет. И так, в основном, ездим на соревнования за свои деньги. Я никогда не задумывался: олимпийский или не олимпийский вид спорта, которым я занимаюсь. Главное — это большой спорт. Может быть, время такое? Олимпийцам много помогают, а об остальных забывают. Но пауэрлифтинг существует, и мы в этом виде спорта — лучшие в мире.

Но у тебя есть еще друзья, Федерация пауэрлифтинга России. Как они относятся?

Федерация? Да, сборной команде России она помогает стипендией, экипировкой. А я ведь долго не выступал. Одно приятно — что меня еще где-то помнят. Когда в нашем городе ничем не могли помочь, я стал набирать телефонные номера. И вот откликнулся Борис Иванович Шейко, главный тренер мужской сборной России. Это приятно. Товарищей по спорту у меня немного. После 2003 года, когда меня дисквалифицировали, друзья от меня отвернулись, и я высказал им все, что думал по этому поводу. Когда ты побеждаешь, то все с тобой общаются, а когда ты попадаешь в беду, то к тебе отношение резко меняется. Это не забывается. И злость, и ненависть у меня тоже к этим людям остались. Я раньше помогал выводить ребят на соревнованиях, мотал бинты, натягивал майки. Но отношения настолько ухудшились, что, хотя они и нуждаются, меня никто помочь не просит, а я сам не предлагаю. Сложные взаимоотношения…

А так. двое-трое товарищей есть. Но когда я был в мужской сборной команде России, коллектив мне понравился. Запомнил, как хорошо они принимают новеньких, как болеют друг за друга, помогают друг другу. Помню, когда мы приехали в Данию, Юра Федоренко с Виктором Барановым накормили меня. Я тогда не ел долго, запасов с собой не было. Не знал, что продукты за границей стоят так дорого. Они меня кормили — и в аэропорту, и в гостинице. Это больше всего запомнилось.

Больше всего в сборной команде общаемся с Александром Громовым, Равилем Казаковым. За границей друзей нет. Раньше, когда я входил в состав сборной команды России среди юниоров, друзья были среди поляков, даже писали друг другу письма после юношеского чемпионата мира.

Получается, так никто и не поддержал тебя после дисквалификации?

Только два человека поддержали: это мой тренер Александр Петрович Лекомцев и главный тренер мужской сборной России Борис Иванович Шейко. Я рассказал Борису Ивановичу, что, узнав о дисквалификации, я не мог в это поверить и два месяца буквально лез на стену, в течение полугода практически не занимался, забросил тренировки, страшно похудел. Все от меня в зале отвернулись, когда я приходил, обстановка была напряженной. И у меня даже изменились жизненные понятия.

В ответ Борис Иванович сказал, что понимает меня, так как сам испытал это на себе, когда десять лет назад был дисквалифицирован его ученик Алексей Сивоконь. Как сейчас помню его слова: «Понимаю, что психологически пережить такое очень трудно. Когда Сивоконя дисквалифицировали, я в зале объяснил всем ребятам, что такое может случиться с каждым, если не рассчитать «чистку», а самого Алексея «забил» большими нагрузками, двухразовыми тренировками. Мы с ним такую базу за период дисквалификации сделали, что он на этой базе, тренируясь 4 раза в неделю, смог еще 6 раз выиграть чемпионат мира, уже без меня. Но с Сивоконем было проще: от него никто не отворачивался. Он выступал со всеми, но без протокола. Нужно пережить трудные дни и минуты и начать все сначала. Почитай в Интернете, там все фамилии дисквалифицированных спортсменов указаны, но почти никто не сломался». Борис Иванович Шейко вселил в меня надежду, а мой тренер — Александр Петрович — занимался со мной и тоже пообещал, что будем тренироваться и ждать.

А к Борису Ивановичу Шейко ты обратился за помощью только потому, что он — главный тренер мужской сборной команды России?

Нет, не только поэтому. В среде пауэрлифтеров Борис Иванович считается большим авторитетом. Он — опытный тренер, у него много чемпионов мира. Европы и России. Многие доверяют его опыту и хотели бы сотрудничать с ним. Я сам верю, что под его руководством, тренируясь по его планам, я смогу добиться больших результатов.

А есть сейчас такой человек, на которого бы ты хотел равняться?

Всегда есть на кого равняться. Например, постоянно наблюдаю за выступлениями десятикратного чемпиона мира Кости Павлова. А недавно мы рассуждали с одним человеком на тему, кто наиболее талантлив из тех спортсменов, которые появились в последние годы на арене пауэрлифтинга, и я сказал, что для меня таким является Алексей Сивоконь. Я с ним встречался, видел его. Обычный человек, но — талант. Подтверждение тому — протоколы с чемпионатов Азии и мира по пауэрлифтингу среди мужчин. И еще Серега Федосиенко меня восхищает. У него великолепная тяга и всегда ровный результат. Вот эти великие спортсмены и вдохновляют на победы.

Что для тебя спорт? Какие соревнования тебе запомнились? Расскажи о своих самых первых соревнованиях.

Спорт сформировал мое мировоззрение. Он помог мне, прежде всего, выработать бойцовский характер и выдержку. И еще спорт для меня с некоторых пор стал смыслом жизни. Честно признаюсь, это началось уже после школьных лет. Вспоминаю, когда я учился в школе, любимым предметом точно была не физкультура. Часто с учителями физкультуры были споры. Конфликты доходили и до директора, и до родителей. Так как я не любил лыжи, то на лыжах не катался никогда. Но компенсировать зимнюю физкультуру меня заставляли летом, когда проводили кросс, и нужно было бежать за честь школы, а я бегал отлично.

Наш небольшой городок (15 тысяч жителей), который живет только за счет железной дороги, со временем утратил статус города, сейчас он — поселок городского типа. Поэтому спортивных секций было мало, и мы занимались тем, чем придется. Я всегда был крепким ребенком, мне нравилось «накачивать» мышцы. Когда учился в 9 классе, ребята позвали меня в зал «подкачаться». Я пришел и остался. Четыре года подряд я приходил в зал и сам по себе тренировался. Я тогда только жал, а тягу и приседания не делал. Старшие ребята говорили, что тяга сильно влияет на позвоночник, и от этого замедляется рост, хотя я в 14 лет уже был нормального роста — 166 см. И вообще, никто у нас тогда толком не знал правила силового троеборья, тренировались, кто как мог. Например, силовые упражнения на 2-3 подхода никто не выполнял.

В те годы я был знаком с одним человеком, который занимался коммерцией, а в свободное время посещал наш зал и «подкачивал» мышцы. Он мне однажды предложил съездить на областные соревнования по пауэрлифтингу. Я согласился, На тех соревнованиях я выступил в категории до 75 кг с собственным весом 68,5 кг и занял 6 место с результатом 440 кг (140-130-170). Через полгода я сам решил поехать на областные соревнования. Меня влекло к пауэрлифтингу все сильнее, хотя методики никакой не было. Сам занимался по культуристским журналам. Упражнения делал, в основном, на увеличение объемов. Тогда я выполнил KMC в категории до 75 кг, собрав 527 кг (175-140-212) и заняв 1 место.

После этого со мной поговорил Наил Альтафович Арасланов (тренер младшей группы). Он сказал, что если я поступлю в кировский ВУЗ, то он меня возьмет к себе, и будет помогать в тренировках. В 2000 году я поступил в Кировский Госуниверситет и стал тренироваться у Арасланова. От него я узнал о пауэрлифтинге все: историю, правила соревнований, рассказал он и об экипировке. Занимался я с осени до весны (где-то полгода). А тут ребята стали собираться на юниорские соревнования. Меня не брали, так как опыта еще не было, и я, проявив инициативу, напросился сам. Со мной начали усиленно заниматься — Арасланов и его сын, который выступал в категории до 67,5 кг — и уже летом я выступил по юниорам (тогда еще без формы) в категории до 75 кг. Стал третьим, выполнив норматив МС и собрав в сумме троеборья 660 кг (240-171-255). После этого я, как и многие другие ребята, перешел к другому тренеру — Александру Петровичу Лекомцеву. Норматив мастера спорта международного класса я выполнил на юниорском чемпионате мира 2001 году в Сочи. Победы давались каждый раз по-разному, но всегда тяжело. В Сочи я впервые проиграл в приседании 37,5 кг. О первом месте я тогда уже и не думал. Помог Александр Петрович, который меня, можно сказать, «вытащил».

А что было дальше?

Дальше — чемпионат Европы среди юниоров, Там я с большим запасом выиграл. А самыми страшным стал чемпионат мира среди юниоров в Польше в 2003 году. Мы ездили тогда в «двойке» с дебютантом — Костей Лебедко. Надо сказать, что для меня лучше стать пятым в своей категории, чем оказаться вторым, проиграв своему же товарищу, который занимался меньше. Впервые тогда я испугался и ночью просил Всевышнего: пусть это будут последние мои соревнования, но чтобы он меня не обыграл (тогда я и «накаркал», наверное). Я боялся своего соперника. Приседания и жим мы шли вровень, но в своем коронном упражнении — тяге — я отыгрался и вышел вперед. Чемпионат мира среди взрослых был уже не таким страшным. Но борьбы с Налейкиным у нас тогда не получилось. Хотя я думаю, что отработал чисто. В результате получил тот опыт, который в дальнейшем пригодился. И если бы не порвался комбез, когда я вышел на 350 кг, то уверен на 99,9%, что подход был бы удачным. По-моему, выступление было хорошим. То, к чему стремился, получилось. Главное — начало, нужно ведь пройти какие-то этапы, чтобы победить, не сразу же люди становятся чемпионами. А на чемпионате мира по жиму лежа в 2005 году, когда четверо заказали 255 кг и трое — 250 кг, было страшновато, тем более, что выступал после большого перерыва. Понял, что будет тяжелая борьба. Но также знал, что многие начинают с больших весов, а потом или останавливаются на одном подходе или вообще остаются на «нуле». Тогда помог Алексей Воробьев. Он предложил ребятам отвлечь меня от борьбы на помосте: ребята просто выводили меня в коридор после каждого подхода и говорили со мной на разные отвлеченные темы. А перед тем, как я должен был снова выходить на помост, меня одевали и просто выталкивали. И я жал.

Какие соревнования ты считаешь лучшими? Самыми удачными?

Лучшими чемпионатами России, на мой взгляд, были соревнования в Казани и в Уфе 2006 года. Отличная организация, проведение и зрители. Разминочный зал больше всего понравился в Уфе. Это зал, в котором тренируются ребята под руководством Бориса Ивановича Шейко. Для наблюдения за ходом борьбы не нужно было идти в зал — два огромных телевизора показывали все выступления. Была подобрана отличная музыка. А в зрительном зале присутствовало много болельщиков, которые поддерживали каждого выступающего на помосте. И жюри было компетентное и справедливое.

А вот в крупных столичных городах — Москве и Санкт-Петербурге, в которых я был на соревнованиях несколько раз, организация мне очень не нравилась, уровень был очень низким. И за границей бывают свои плюсы и минусы. В Польше понравилось то, что было очень много доброжелательных зрителей. В Дании запомнился прекрасный помост и превосходная организация. Даже на разминке было где-то 10-12 помостов и отдельный разминочный зал. Везде есть что-то плохое и что-то хорошее.

В принципе, все последние соревнования в троеборье я выиграл с запасом. Что касается удачи, то она сопутствовала мне на чемпионате мира по жиму лежа. Хотя жим я не считаю своим любимым упражнением (у меня все упражнения одинаково получаются), мне повезло: двое спортсменов не пожали 267 кг, не приехал венгр, который на «Европе» пожал 265 кг. Я дважды выиграл чемпионат мира среди юниоров, один раз — юниорскую «Европу», и один раз чемпионат мира по жиму лежа. А сейчас стал победителем в весовой категории до 90 кг на чемпионате России. Это тоже удачное выступление, ведь было очень мало времени, и я думал, что не смогу подготовиться. Хотя бывает так, что и подготовка отличная, и препятствий никаких, а вот нет удачи — и все тут. Со мной на чемпионате России в 2003 году нечто подобное произошло, когда я проиграл Фуражкину с Барановым 10 кг и стал третьим. В приседаниях и жиме я отработал только по одному подходу, хотя это были мои рабочие веса, и подготовка была идеальной. Знал, что Фуражкин не в форме, но…

Какое твое любимое упражнение в троеборье? Какие у тебя недочеты а выполнении каждого упражнения? Или ты считаешь, что выполняешь все нормально?

Любимое упражнение — тяга, наверное. Правда, руки иногда не держат, слабые. Это — главная ошибка в тяге. А в лямках я могу потянуть немаленькие веса, которые многих удивляют Но я покончил с лямками, а без лямок — другие результаты, На последнем чемпионате России чувствовал, как в тяге руки не хотели держать гриф — он оказался толще моего тренировочного грифа. Поэтому теперь буду на тренировках использовать грифы разного диаметра.

В жиме большим недочетом является то, что я никак не могу подобрать подходящую майку. Нужно было новую майку испробовать на тренировках, а я боялся ее растянуть. В приседаниях основной ошибкой является неподготовленная спина. И когда я приседал, меня просто трясло.

Мои лучшие результаты, это те результаты, которые показаны на чемпионате 2003 года: приседания — 340 кг, жим — 265 кг, тяга — 335 кг Я считаю, что сделал еще не все. Возможности безграничны, лишь бы травм не было. Возникают только финансовые проблемы.

Андрей, сейчас модно, чтобы у каждого спортсмена, который достиг каких-либо результатов, были свои ученики. А у тебя нет учеников?

Учеников у меня нет, и я считаю, что набирать их сейчас смысла нет, так как у меня нету на данный момент к этому предрасположенности.

Расскажи о своем распорядке дня, о режиме. Что в твоем понимании «здоровый образ жизни»?

О своем распорядке дня не могу рассказать, так как он у меня все время меняется. Все это в связи с недостатком финансовых средств. Если бы была стипендия, а так… Где-то приходится подрабатывать. И распорядок от этого разный. Тренируюсь я 5 раз в неделю. А перед соревнованиями тренируюсь иногда по 2 раза, а иногда и по 3 раза в день. А вот перед чемпионатом России режим дня старался соблюдать строго, составил для себя жесткий режим по часам: подъем, завтрак, второй завтрак, обед, полдник, ужин, установил точные часы тренировок, потому что считаю, что каждая крупица времени в тренировках важна.

Что такое здоровый образ жизни? Думаю, что каждый человек должен заниматься спортом, заниматься даже без определенной цели. Не понимаю спортсменов, которые умудряются и тренироваться, и вести праздный образ жизни. Это добром не кончится. Я, например, к алкоголю отношусь положительно, но должно быть все в свое время, чтобы он не мог помешать основным занятиям.

А вот питание — сложная вещь в нашем виде спорта. Всегда, когда начинаешь готовиться к соревнованиям, с ажиотажем начинаешь придумывать что-то новое. Но самое главное — спортсмену необходимо больше белка, а белок — это мясо, яйца, творог, молоко. Когда я закончу со спортом, я, наверное, никогда в жизни не буду есть творог, так как он до того осточертел, что видеть его не могу. Любимое блюдо — курица. Сам готовить умею, но делаю это редко. Пытаюсь брать полуфабрикаты, так как на приготовление пищи не хватает времени. Рецепта своего любимого блюда пока нет.

Андрей, расскажи о своей семье. Кто твои родители, чем занимаются? Ты в семье единственный ребенок или нет?

Отец — Беляев Юрий Иванович — всю свою сознательную жизнь проработал в локомотивном депо машинистом, мама — Людмила Артемьевна — работает там же в вагонном депо бухгалтером. Я похож на маму: и лицом, и глазами, а больше всего — характером. Есть брат Сергей. Он значительно старше меня. Когда я еще учился в третьем классе, брат уже поступил в Пушкинское училище войск ПВО (сейчас брат работает по гражданской специальности — начальник участка в строительной фирме в Санкт-Петербурге). Детские годы я почти не помню, но родители воспитывали меня скорее мягко, чем строго, поэтому-то и характер у меня отзывчивый. И еще с самого раннего возраста я хорошо запомнил наказ родителей: ко всем делам и начинаниям необходимо относиться ответственно. Меня учили, чтобы я никогда ничего не откладывал «в долгий ящик».

Сначала я поступил в коммерческий институт, хотел быть менеджером, но учиться в нем было дорого, еле сводил концы с концами (платил за учебу, за квартиру). Поэтому через год перевелся в Государственный университет: сам подал заявление, сдал все экзамены за полугодие и уже через полгода стал учиться на втором курсе бесплатно. По специальности я бухгалтер-экономист, считаю, что это легкая специальность. Меня освобождали от экзаменов всего раза два, а так я сам всегда сдавал, пусть оценки были и не идеальные.

Как ты ладишь со своим тренером? Не устаете друг от друга?

Я занимаюсь пауэрлифтингом вот уже 7 лет. Устаем ли мы с тренером друг от друга? Ну, бывает, после соревнований, возможно, появляются какие-то недопонимания. А так мы помогаем друг другу во всем. Я, конечно, своей интуиции доверяю, но всегда прислушиваюсь к тренеру, к человеку, который все видит со стороны. Когда-то читал статью Виктора Налейкина. в которой он рассуждал о том, как стать чемпионом. Я запомнил одну его мысль: «Чтобы стать чемпионом, нужно не только совершенствоваться, узнавать и использовать в тренировке что-то новое, но еще необходимо много читать, а также нужен внешний взгляд тренера». Я тоже больше всего надеюсь на тренера и его опыт. Обид в плане тренировок никогда не было. Мы стараемся понимать друг друга.

А за границу не хотел уехать?

Не знаю. Предложений никогда не было. Не пытаюсь мечтать о чем-то. Но если бы предложили, посмотрел, было ли бы это выгодно в материальном плане. Если бы устроило — поехал. Без разницы куда ехать, просто хочется, чтобы то, чем я занимаюсь, хоть как-то оценивалось.

Кроме пауэрлифтинга, у тебя есть еще другое увлечение?

Любимых занятий, кроме спорта, у меня нет. С самого начала жизнь моя была связана со спортом и сейчас любимее этого ничего нет. Считаю, что необходимо поставить одну цель и следовать ей. Когда направляешь себя на что-то одно, то на другое времени практически не остается. Есть, правда, у меня небольшое увлечение — теннис. И еще нравится ездить на машине. Честно скажу, книжек я давно не читал, лучше для меня — это кино в свободное время. Может, с возрастом изменюсь.

Какая черта характера у тебя главная? Чего не хватает?

Главная черта характера — целенаправленность. Какая бы ситуация ни была, но проходит день-два. и я пытаюсь оценить все и опять идти к намеченной цели. Не хватает мне больше всего, я думаю, терпимости. Отрицательная черта — злость. Еще хотелось бы искоренить в себе ненависть.

Какой девиз движет твоим характером?

Так как главная черта моего характера — стойкость, целенаправленность, то и кредо жизни соответствующее — стоять до конца, несмотря ни на что.

 

Автор интервью: Валентина Даниленко (Железный мир 02.2006)

Популярность: 2% [?]


 

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментарии:

2 комментария к записи “Андрей Беляев. Выстоять, несмотря ни на что. (Железный мир 02.2006)”

  1. 1488 1488:

    Один из самых мною уважаемых лифтеров

Оставить комментарий

powerlifting.in.ua Статья от Павла Бадырова!Внешность и факторы влияющие на вкусы.
Рейтинг@Mail.ru